Ім’я на мапі міста: Казаки бахмутские, торские и маяцкие


Наиболее заметными событиями в истории заселения и освоения нашего края в начале XVIII века стали строительство Бахмутской крепости (1703) и споры между слободскими и донскими казаками за владение бахмутскими солеварнями, решенные царским правительством в пользу Изюмского слободского казачьего полка (1704). А бунт бахмутских солеваров во главе с атаманом Кондратием Булавиным против царских властей (1705) предвещал Булавинское восстание 1707 – 1708 годов, охватившее весь Дон и часть Слободской Украины. Бахмут, один из центров восстания, был разрушен царскими войсками летом 1708 года. Окончилась для бахмутчан донская вольница, но казачество в нашем крае не исчезло, наоборот, именно в это время появились казацкие формирования, носившие особое название «бахмутских казаков» и не относившиеся ни к донцам, ни к слобожанам, ни к запорожцам.

Правительству пришлось восстановить и солеваренные заводы в надежде на немалую прибыль казне, и саму Бахмутскую крепость, поскольку она в это время оказалась на границе с Крымским ханством. Южная граница России отодвинулась от Азовского моря после неудачного для Петра І Прутского похода 1711 года против турок. По условиям мирного договора с Османской империей был возвращен туркам город Азов и разрушена Троицкая крепость (Таганрог), которая вместе с несколькими другими (Семеновской, Черепахой, Павловской) образовывала оборонительную линию на Азовском побережье. Теперь главными опорными пунктами для отражения татарских набегов, устремлявшихся в наш край, стали крепости Бахмут и Тор (нынешний Славянск).

В том же 1711 году из Семеновской крепости, что находилась в устье реки Миус, был переведен в Бахмутскую крепость ротмистр Василий Павлович Шабельский с командой казаков. Ему было поручено охранять города Бахмут и Тор (ныне Славянск) с их соляными заводами от неприятельских набегов. Служба в Бахмутской крепости была беспокойной: частые приходы крымских татар в ее окрестности держали в постоянном напряжении жителей городка, солеваров, гарнизонный батальон и казачью «компанию».

Кроме воинской службы, важной заботой ротмистра было обзаведение хозяйством: в 1714 году он подал в Бахмутскую канцелярию прошение об отводе ему «лугов и распашной земли» для их безопасного содержания и заготовления сена. Выделенная ему земля находилась близ Северского Донца в урочище Перерва, между слободами Бахмутской провинции и слободой Краснянской. В начале 1716 года сенатским указом от 29 февраля было увеличено жалованье ротмистрам и казакам Бахмутской компании «для службы их и рассылок»: ротмистрам по 5 рублей сверх прежнего оклада, а рядовым – по 2 рубля, «и впредь давать по вся годы из бахмутских доходов».

У Василия Шабельского было двое сыновей: Прокофий и Иван, которые по примеру отца поступили на воинскую службу, защищая Бахмут и его округу от татарских набегов. Прокофий Васильевич Шабельский находился на царской службе с 1729 года, и в должности ротмистра Бахмутской казачьей компании «был против неприятеля в разъездах, разбивал их партии и освобождал российских пленников». За свою ревностную службу он получил награждение 30 рублей и милостивый императорский указ, согласно которому он «впредь, при перемене его ранга, в Слободские полки и в другие Казацкие компании отставлен не будет». По окончании русско-турецкой войны 1735 – 1739 годов ротмистр вышел в отставку.

Рядом с бахмутчанами жили торские и маяцкие казаки, несшие ту же охранную службу. В 1741 году они во главе с Мироном Московитиновым просили Правительствующий Сенат освободить их от обязанностей по снабжению обер- и штаб-офицеров армейских полков фуражом и лошадьми в подводы и в работы. Сенат навел справки: на каком основании эти казаки поселены и учреждены, и сколько их числом, и есть ли у них указы или жалованные грамоты об освобождении от вышеупомянутых повинностей. В результате было решено обеспечить торских и маяцких казаков денежным и хлебным жалованьем в том же размере, что и бахмутских, и возложить на них обязанность по охране торских и бахмутских соляных заводов от неприятельских набегов.

Вскоре за здешними казаками утвердилось официальное название «Торская и Маяцкая казацкая компания» (по образцу Бахмутской). В марте 1744 года бахмутский комендант подполковник Спешнев, ввиду опасности очередного татарского набега, просил выделить в помощь Бахмутскому батальону солдат или казаков из стоящих в окрестностях полков, а также казаков Торской и Маяцкой компании, находившихся под командой Бахмутской провинциальной канцелярии. Сенат распорядился иначе, приказав Военной коллегии выделить для охраны Бахмутской и Торской крепостей с казенными соляными заводами из каждого слободского казацкого полка по 10 казаков для разъездов.

По сенатскому указу от 27 октября 1748 года из казаков бахмутских, торских и маяцких был сформирован Бахмутский конный казацкий полк численностью 300 человек. Ротмистр Иван Васильевич Шабельский, младший брат Прокофия, был назначен полковником Бахмутского конного казацкого полка с денежным жалованьем 60 рублей в год и хлебным жалованьем: муки – 30, круп – 6 и овса – 30 четвертей (четверть – мера объема, равная 209,9 литра).

В Бахмутском казацком полку служили и сыновья Прокофия Шабельского – Иван-большой и Иван-меньший. А среди учеников класса поэтики Харьковского коллегиума за 1759 – 1760 учебный год, в списке, составленном собственноручно Григорием Сковородой, значится «Симеон Шабельский, Бахмутского казацкого полку полковника Иоанна сын», возрастом 15 лет. Впоследствии Семен Шабельский также поступил на военную службу и дослужился до поручика.

Такой была предыстория создания Бахмутского казацкого полка, выросшего из сравнительно малочисленных и разрозненных казацких формирований, появившихся в нашем крае после поражения Булавинского восстания. Командование бахмутскими казаками, как видим, было наследственным в семье Шабельских от начала (1711 год) и до конца (1764 год, когда Бахмутский казацкий полк был преобразован в Луганский пикинерный).

Игорь Корнацкий, старший научный сотрудник краеведческого музея